Когда ждать нового объединения регионов

Когда ждать нового объединения регионов

Тема объединения субъектов РФ вновь станет актуальной после думских выборов, считает Владислав Иноземцев

Тема объединения субъектов России вернется в повестку не раньше, чем после сентябрьских выборов в Госдуму, уверен профессор, автор 300 работ о развитии страны и регионов Владислав Иноземцев. Оптимальным временем будет 2022 год, когда до президентской кампании будет много времени, и власти могут принять непопулярные решения, заявил он в интервью URA.RU. Сам Иноземцев против объединения регионов, ведь оно обостряет сложные вопросы федеративного устройства, а иногда и межнациональные отношения.

— Тема укрупнения регионов не поднималась с прошлого года, когда обсуждалось объединение НАО с Архангельской областью. Затем о возможном слиянии Курганской и Тюменской области, а также Еврейской автономной области с Хабаровским краем заявил вице-премьер Марат Хуснуллин. В Кремле подтвердили, что такое возможно. С тех пор она периодически обсуждается. Как считаете, это частное мнение Хуснуллина или тема стоит на повестке дня в правительстве и в Кремле, и он бросил некий «пробный шар»?

Когда ждать нового объединения регионов

Заявление вице-премьера РФ об укрупнении регионов отражает обсуждения в правительстве, считает Иноземцев

— Думаю, Хуснуллин отражал обсуждения и дебаты, которые идут в правительстве. Но ему вряд ли было дано прямое указание их озвучивать. Мне кажется, что желание сократить количество субъектов, ну и заодно их полномочия, присутствует у руководства страны. Российские власти хотят управлять более простыми и послушными субъектами. С точки зрения Кремля, чем их меньше, тем лучше. Та же история с присоединением Ненецкого округа к Архангельской области решала очень многие бюрократические проблемы, а новый крупный субъект моментально становился бы донором федерального бюджета.

— Впереди парламентские выборы. На ваш взгляд, будет ли тема объединения регионов подниматься до голосования?

— Если власть захочет объединить регионы, то время между концом парламентской кампании [сентябрь 2021 года] и 2024-м годом [выборы президента] хорошо подходит. Мы прекрасно помним, что

все непопулярные инициативы предпринимались после крупных выборных кампаний, когда до следующих еще далеко. Последний пример — повышение пенсионного возраста

[решение было принято после президентских выборов 2018 года и за три года до выборов в Госдуму-2021]. Поэтому такие шаги возможны начиная с 2022 года. Во время парламентских выборов эта тема подниматься точно не будет.

— Какие регионы ни при каких условиях не подпадут под укрупнение, по вашему мнению?

Когда ждать нового объединения регионов

По мнению Владислава Иноземцева, жителям центральной части России сложно будет объяснить, почему их объединяют, а маленькую Ингушетию не трогают

— Национальных республик меньше быть не может. Это раз. А такие регионы, как Красноярский край, которые и так уже как пол-Европы, куда еще их можно укрупнять? Опять-таки, зауральские территории — они все достаточно крупные. Красноярским, Забайкальским краем и Камчатской областью сложно управлять — это территории, которые и так слишком велики по своей площади.

— Остаются регионы из центральной России?

— Сегодня можно относительно безболезненно объединить только чисто русские регионы. Например, Рязанскую область с Калужской. Я не вижу в этом катастрофической проблемы. Но не вижу и необходимости. У нас есть Ингушетия с населением чуть более 500 тысяч человек, маленький регион, который никак нельзя соединить с Чечней или Северной Осетией. И, например, Воронежская область с населением в 2,3 млн человек, которую мгутт вдруг захотеть с кем-то слить. И возникает вопрос: почему русский регион с двумя миллионами человек можно присоединить к другому, а Ингушетию нельзя? Над кем у нас позволено ставить эксперименты, а над кем — нет?

— Вы сами сказали — федеральные власти хотят укрупнить регионы, чтобы легче ими управлять.

— Я этого не понимаю. Экс-губернатор Красноярского края, ныне покойный Валерий Зубов рассказывал мне, что в самые тяжелые времена, в 1992—1995 годы, именно губернаторы, которые были избраны в регионах и имели полномочия, авторитет, выступали очень хорошим буфером между недовольными людьми в регионах и Москвой. В какой-то мере этим снижался градус общественного раздражения. Сейчас Москва замыкает на себя фактически все. И пока ситуация хотя бы в экономической сфере стабильная, это можно терпеть. Но, если возникнут проблемы (экономические, политические, социальные) то я боюсь, что единственный центр власти будет подвержен серьезным перегрузкам, если в стране не будет авторитетных региональных руководителей — причем как можно ближе к народу, а не на большой дистанции от него.

— Вы считаете, что Россия сможет существовать без жесткой вертикали, централизации?

— Мы пытаемся создать иллюзию, что страна единая. Но эта иллюзия — опасна. В начале 2000-х годов у меня было несколько разговоров с [экс-президентом СССР] Михаилом Горбачевым на эту тему. Мы обсуждали, почему национальный вопрос оказался таким неожиданным для Компартии и так резко вышел на первый план. И Михаил Сергеевич откровенно говорил, что в ЦК КПСС обсуждались экономические проблемы, инициативы по демократизации, по развитию гласности, созданию элементов правового государства. Но страна не воспринималась как разделенная на национальные территории. Считалось, что это обычная европейская страна, с единым гражданством — что «новая историческая общность людей» давно существует. Ее отсутствие в СССР заметили слишком поздно. Но мы и сейчас пытаемся создавать вид, что национального вопроса в России нет. Во всем мире этнические движения и национальные идентичности играют все большую роль, а у нас их как бы нет и не было. Мне кажется, что нам не надо закрывать глаза на то, что фактически создается собственный эмират в Чечне, что множество русских уехало из северокавказских республик, Тувы, Горного Алтая.

Бывший премьер-министр Великобритании Тони Блэр сделал очень хорошую вещь, когда он в конце 1990-х годов без жесткого нажима снизу передал очень большое количество полномочий Уэльсу и Шотландии, тем самым предвосхитив возможность какого-то низового протеста. И сделал абсолютно правильно — Великобритания до сих пор едина. И это отличает ее от той же самой Каталонии, где два-три года назад были серьезные события на почве развития движения за большую автономизацию.

— То есть в других странах не обсуждается укрупнение субъектов, это у России особый путь?

— У России был целый период объединения регионов, который начался еще в 2003-м году и активно использовался до 2008-го года, до конца второго президентского срока Владимира Путина. Потом это прекратилось. Проблема заключается в том, что Россия декларирует себя как Федерация. Но в других Федерациях я не знаю прецедентов по укрупнению субъектов. Есть обратные процессы — в результате низовых движений в федеративных странах возникают новые субъекты, обретающие дополнительные права. Например, сейчас в Америке идет спор по поводу Вашингтона, жители которого хотят превращения города из особого федерального округа в новый штат. В Канаде постоянно возникают такого рода проблемы. Борьба идет за расширение автономии и дополнительные права. Нигде нет тренда на унификацию.

— Один из аргументов в пользу укрупнения субъектов РФ — короткая «кадровая скамейка» потенциальных руководителей регионов. Где взять готовых губернаторов сразу на 85 субъектов?

— «Кадровая скамейка» не короткая, а кривая и бездарная. Приведу пример. В 1990-е годы, когда в стране начались потрясения, упоминавшийся мной Валерий Зубов преподавал экономику в Красноярском университете. Потом его пригласили в правительство края для экономической работы. А через год он был избран губернатором. В регионах огромное количество людей, которые болеют за судьбу своей территории, которые жили там постоянно и вполне могут быть адекватными руководителями. Я против тенденции, когда губернаторов присылают из Москвы. Нет ни одной Федерации в мире, где президент может назначить губернатора. Региональная политика — это региональная политика. А Москва должна прислушиваться к регионам, отвечать их чаяниям, потому что это Федерация. Поэтому не думаю, что здесь вообще должна идти речь о какой-то «скамейке запасных». Эти «скамейки» есть в каждом регионе, и очень длинные. Их сейчас пытаются искусственно «укоротить», но это неправильно.

— Вы против укрупнения регионов. А как считаете, будут ли приняты в состав России непризнанные территории — Южная Осетия, Луганская и Донецкая республики, Абхазия? И можем ли мы объединиться с Белоруссией?

— Такой вариант возможен, если Кремль посчитает, что это повысит популярность власти и укрепит позиции президента. Но, я думаю, только за исключением Белоруссии. Потому что проблема Южной Осетии, Абхазии и Донбасса связана с тем, что в этих регионах люди на протяжении многих лет в том или ином виде зависят от России, они стремились в Россию, у многих есть российские паспорта. К тому же у жителей есть воображаемые или реальные враги — правительства, которые вели несколько гражданских войн с этими регионами. Это Грузия в случае с Абхазией. Это Украина в случае Донбасса. Войны, вне зависимости, кто в них был прав, а кто виноват, порождают ненависть, отчуждение, желание обрести внешнего защитника.

— Почему Белоруссия — исключение?

— В Белоруссии сформировалось общество, которое не хочет ни в Россию, ни в Европу. Это общество состоит из миллионов людей, которые за годы приспособились к их нынешнему статусу. Это страна, в которой полтора миллиона человек имеют постоянные Шенгенские визы. Сотни тысяч людей работают в странах Балтии и в Польше. Если вы присоединяете Беларусь к России, огромное количество людей лишаются привычного образа жизни. Я не говорю, что это еще и вызывает международный скандал страшной силы. Россия получает огромное число людей, которые не готовы жить так спокойно, как хотелось бы Кремлю, чтобы жили его подданные.

Ссылка на основную публикацию
Товары по этой проблеме
Гель-крем Распутин для увеличения члена: где купить, цена и отзывы мужчин
Где купить и сколько стоит гель Распутин. Состав крема, эффект от применения, показания и противопоказания....
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...
Капсулы Пантосаган (Pantosagan) — натуральное средство для потенции
Капсулы для потенции Пантосаган (Pantosagan): инструкция по применению, состав. Где купить и сколько стоит Пантосаган....
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...
Titan gel (Титан гель) для увеличения члена: развод или правда, отзывы реальных покупателей
Как использовать Титан гель (Titan gel) для увеличения члена. Сколько стоит и где можно заказать...
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...
Капли Молот Тора для повышения потенции: состав препарата, инструкция по применению, цена, отзывы
Инструкция по применению капель молот тора, состав и достоинства данного препарата. Цена капель и реальные...
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...